Уимблдон разрушил российские надежды и зажег новую звезду тенниса

На российские сенсации с жирным плюсом Уимблдон не расщедрился — теннисистки стремительно выбывали одна за другой, громить соперниц на траве было некому – ни в одиночку, ни в парах. Российские участницы Уимблдона или ищут свою игру, или залечивают травмы, или просто взрослеют. Одни – готовы психологически, но не могут физически. Другие – наоборот.

фото: AP

Кори Гауфф

Последней нашей участницей Уимблдона была Анна Блинкова, играла в паре с китаянкой, дошла до третьего круга (в одиночном разряде Аня не пробилась через квалификацию в основную сетку турнира). Чуда мы не ждали. Хотя у наших теннисисток было много парных побед в прошлые годы: Веснина и Макарова вместе выиграли три титула (на всех турнирах «Большого шлема», кроме Австралии), Курникова, Кузнецова, Звонарева – по два, один – Динара Сафина. А самой успешной парой советского тенниса был дуэт Лариса Савченко – Наташа Зверева (Ролан Гаррос-89, Уимблдон -91).

Но титулованная, приучившая к победам пара Веснина – Макарова, увы, не в строю. Елена – молодая мама, занята совсем не теннисными проблемами, а Катя не выступает из-за травмы, проводит мастер-классы.

Конечно, итоги нынешнего Уимблдона у женщин, а ни одна российская теннисистка не сумела пройти второй круг (Анастасия Потапова, Вероника Кудерметова, Маргарита Гаспарян, Мария Шарапова, Виталия Дьяченко, Анастасия Павлюченкова, Анна Калинская, Светлана Кузнецова, Дарья Касаткина, Варвара Флинк), заставляют тосковать даже не по победам, а по «шороху», который можно навести на турнирах.

Но спорт – это ведь многодневка, как в проявлении, так и в подготовительном этапе. А тот же парный теннис – это особый вид: чтобы сложился дуэт, спортсменкам надо много играть вместе. Кстати, впереди и Олимпийские игры, в Рио-2016 выиграли Веснина и Макарова, чей дуэт во многом и был сформирован благодаря подготовке к Играм.

Как считает президент федерации тенниса России Шамиль Тарпищев, чтобы стать сильным парником, надо игру «набивать». А, например, то же попадание в состав участников Олимпиады напрямую зависит от текущего рейтинга в одиночке. Конечно, можно выбрать для одиночного участия минимальное количество стартов — 18 турниров, но абсолютно не факт, что треть их них не будет провалена, значит, надо исходить из 30 турниров. То есть 34—36 недель в году. И как тогда получить высокий рейтинг в паре?

«Когда азиаты еще не начали делать ставку на пары, готовя парных игроков прямо с детского возраста, я говорил о проблемах парной специализации, — рассказывает Тарпищев. — Но бюджет федерации тенниса США — 225 млн долларов, мы же решаем все свои проблемы, располагая 5 млн. И развивать перспективных теннисистов, с которыми мы выигрываем все командные соревнования в юниорском возрасте, это не позволяет. Подготовка юного теннисиста обходится в сумму около 50 тысяч долларов, а профессионал тратит на себя 200 тысяч евро в год. Поэтому исключительно теннисом могут заработать лишь те, кто входит в число 80 сильнейших в мире».

***

Сегодня в женском теннисе у нас сложилась ситуация, когда много молодежи, но нет лидеров. «Старая гвардия», очень громкая, титулованная, борется, но перегорает по разным причинам или «догорает»), а молодые — те же Дарья Касаткина, Анастасия Потапова, Вероника Кудерметова — должны еще обрасти турнирной броней и опытом. На главных турнирах они чаще всего пробиваются через квалификационные матчи, банально не хватает сил на продолжение борьбы.

«В теннисе нет прецедентов, чтобы мастер спорта сложился быстрее, чем за семь лет, — говорит Тарпищев. — Технологии выросли, система обучения тоже потребовала другого подхода. Мы сегодня можем узнать о возможностях ребенка сразу все: что заложено генетически, кто он по психологическим данным, какая нервная система – сильная, подвижная? Тип нервной системы: холерик, флегматик? То есть снять все параметры, определить, кто он: например, агрессор или нет? И предоставить ту среду, где он лучше раскроется. Если агрессор – ему надо половину корта с низкой крышей, с потолком, начинаем обучать слета, ставим на паркетный пол. Он же агрессор – он любит выиграть в два удара.

Тактика такого обучения проста: ребенок выходит играть свой любимый теннис, проявляет личность. А затем мы «наворачиваем» то, что необходимо для игры, что позволяет ему быть, как игроку, без дефектов. А то у нас же на корте зачастую полуфабрикаты выступают – кто-то не подает, кто-то не в свой теннис вообще играет. В детстве уже можно определить пять-шесть групп разных детей, которые по-разному должны и раскрываться. Это – оптимизация тренировочного процесса, ничего лишнего, поощрение заложенного и развитие в определенные моменты».

И эта система тестирования уже работает. Специалисты выезжают на региональные турниры, чтобы за победителями – а до 13 лет выигрывает тот, кто физически раньше развился – не пропустить талант.

***

Все так просто и сложно – «ничего лишнего». Удается избранным. Когда совпадают все факторы с талантом, рождается звезда. Американская малолетка (15 лет) Кори Гауфф заставила встать трибуны после поражения в четвертом круге Уимблдона и заговорить о себе весь мир. Коко (так к ней обращаются дома) уже назвали и будущей обладательницей громких теннисных титулов, и третьей сестрой грозных Уильямс.

Выйти в четвертый круг в возрасте Гауфф – это уже означает переписать историю: последний раз такое случалось в 1991 году с Дженнифер Каприати. Правда, именно из-за Каприати, ее проблем, связанных с эмоциональным истощением, WTA ввела ограничение, по которому теннисистки с 14 по 17 лет имеет ограниченное количество турниров. Но в случае с Гауфф уже видна четко выстроенная защита от подобных проблем, начиная от родителей, заканчивая тренерским штабом.

«Я в ее возрасте сидела дома и смотрела мультики. Коко находится на совершенно ином уровне по сравнению со сверстницами», — говорит про юную коллегу Серена Уильямс. А отец Коко, бывший баскетболист, не скрывает, что готовил дочь к восхождению уже лет как десять. «Я изучил всех, кто выиграл в юности. Изучил каждую ситуацию, отметил, на каком этапе в каком возрасте они были, что делали. С тех пор, как Коко исполнилось шесть или семь, я постоянно спрашиваю себя, все ли делаю правильно? Я понимаю, что в таком возрасте девочки очень хрупкие. И я не хочу, чтобы «правило Каприати» меняли специально под Коко. Просто изучите процесс развития игрока и найдите к нему более оптимальный подход. Потому что женскому теннису нужны новые истории».

Когда Гауфф было 11 лет, Патрик Муратоглу, тренер Серены Уильямс, предложил ей учиться в его теннисной академии во Франции. «Мы часто беседуем с детьми один на один, — рассказывает тренер, — немного поддавливаем на них, проверяя реакцию. Случается, что некоторые плачут, но для чемпионов важна психология. Мы хотим быть уверены в своем выборе. Кори ни разу не заплакала».

Вот так, без лишних слез, уже началась новая история тенниса.

…На Уимблдоне выживают сильнейшие – это не новость. Те, кто готов выжить сам и выгнать соперников. Наши спортсменки таковыми на сей раз не оказались. Но тот, кто проигрывает, жаждет победы. Теннис – это игра, в которой не все зависит только от тебя, любят говорить специалисты. «Я просто не выиграла теннисный матч. Дайте мне час – и я буду в порядке. Солнце завтра точно так же взойдет», — сказала первая ракетка мира Эшли Барти (она таковой и остается) после вылета с Уимблдона. И она ведь права.

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)